Elçin Alıoğlunun

Кровавая война отсекла их от доллара – ПОДРОБНОСТИ

Последние решения руководства Сирии по поддержанию национальной валюты может не встретить понимания даже в самых лоялистских кругах. На такие выводы наталкивают последние меры официального Дамаска, который распорядился “сажать” аж на семь лет тех, кто проводит операции с использованием валюты других государств. Под запрет попало и распространение практически любой информации, которая “расшатывает позиции и подрывает уверенность в государственной валюте”.

Президент Сирии Башар Асад подписал уже ставших скандальными два указа №3 и №4, которые усиливают уголовную ответственность за незаконные валютные операции (включая обмен) и запрещают использовать любую иностранную валюту во взаиморасчётах внутри страны.

Документы призваны поправить пошатнувшееся положение сирийской лиры и укреплять национальную валюту, а через неё и экономику.

Согласно решению официального Дамаска, ныне нарушителя законов могут бросить за решётку до 7 лет и оштрафовать на сумму от 1 до 5 млн. сирийских лир ($ 250 – $ 710). Раньше было до 3 лет тюрьмы и штраф от 200 до 1000 лир.

Официальное государственное информационное агентство режима Sana сообщило, что министр внутренних дел Мухаммад Халед аль-Рахмун сказал высокопоставленным сотрудникам службы безопасности на встрече в воскресенье, что им следует «мониторить социальные сети и следить за ними».

Глава МВД также заявил, что такие действия были необходимы, потому что «ложные и сфабрикованные новости транслируются» через социальные сети, чтобы «вызвать падение стоимости национальной валюты», добавив, что «нарушители» будут задержаны.

По словам ар-Рахмуна, теперь полиция совместно с прокуратурой всерьёз возьмётся за поиски и выявление всех вовлеченных в куплю-продажу иностранной валюты и операции, нарушающих президентские указы.

В рамках этих мер уже организовано патрулирование на рынках, начались рейды и облавы. Более того, МВД выделило целых два номера для обратной связи – 2211001 и 2211002 – по которым можно позвонить и оставить жалобу.

К большому сожалению, подобные рейды приведут лишь к ещё большему уровню коррупции и перераспределению теневых валютных потоков: голоса клевещут, что все крупные обменники крышует сирийский “Мухабарат” (Служба контрразведки), поэтому представить, что сейчас всё враз закроется, довольно проблематично.

Ну а возможность пожаловаться оставляет огромный простор для фантазии по сливу конкурентов и неблагонадёжных лиц.

В долгосрочной перспективе эти меры могут потенциально привести к росту симпатии к идеям вооруженной оппозиции и ещё большему недовольству политикой сирийских властей, несмотря на, казалось бы, благие цели.

В итоге сирийских силовиков станут бояться еще больше.

Эксперты среди причин кризиса выделяют международные санкции против сирийского правительства, ущерб, который нанесли боевые действия национальной промышленности, и панику сирийских граждан, отправляющих свои скудные финансы за границу.

Проправительственные экономисты предпочитают обвинять в сложившемся кризисе введённые США и ЕС ограничения против официального Дамаска. Тем не менее, трудно не признать, что девальвация сирийского фунта – именно результат неэффективности местного правительства. Дело усугубляется непрекращающимся кризисом ликвидности в соседнем Ливане, который долгое время служил основным каналом обмена валюты.

По некоторым данным, около 80% обеспеченных сирийцев держали свои сбережения в ливанских банках. Положение в соседней стране усугубила своя кризисная ситуация, которая сопровождалась антиправительственными выступлениями. В итоге с функционированием банков в Ливане возникли весьма серьёзные проблемы.

Политика Дамаска давно не встречает понимания даже среди сторонников Асада. После того как помощница сирийского президента Бусейна Шаабан заявила, что экономика страны сейчас “в 50 раз лучше, чем в 2011 году”, бывший министр сельского хозяйства Нуреддин Мона назвал её высказывания “шокирующими и удивительными”. «Такие оценки «трудны для принятия в нашей стране, которая кровоточит в течение почти восьми лет», сказал экс-министр.

… Когда только начиналась эпидемия “арабской весны” в Сирии, один доллар США стоил порядка 45-50 сирийских лир. За 9 лет национальная валюта Сирии сильно просела: если в начале 2015 года рыночный курс лиры составлял 440-460 лир за 1 доллар, то ныне  1 доллар стал приравниваться к 1000 лир.

Сирийскую национальную валюту сильнее всего начинало лихорадить в преддверии крупных военных операций: так было и при жестоких боях в Алеппо в 2016 году, и при внезапном штурме Восточной Гуты в 2018 году, и при плохо спланированных операциях в Хаме и Идлибе в прошлом году.

Валютный кризис в Сирии начался ещё в 2011 году, когда из-за гражданской войны курс сирийской лиры обвалился с 45-50 лир за 1 доллар до 450-500 лир в 2017-2018 годах. К началу 2020 года на “чёрном рынке” лира уже торговалась по 1000 лир, хотя Центробанк страны держал курс в 450 лир, боясь его отпустить.

Почему сирийская лира пробила нижнюю мертвую точку? Вот несколько основных причин.

1. Санкции США и ЕС, которые фатально ударили по банковско-инвестиционному сектору Сирии, населению, и привели к быстрому оттоку капитала и панике на рынке.

2. Гражданская война или боевые действия по принципу “все против всех”, которые вынудила крупный капитал сбежать из страны в соседний Ливан, который и стал главным направлением оттока иностранной валюты из Сирии.

3.  Ликвидация вооруженных анклавов оппозиции в ходе военных кампаний 2015-2018 годов. На первый взгляд, нетривиальная причина. На самом деле, это примитивный и обыденный закон войны. Пока сохранялись эти осаждённые анклавы и с ними торговали, они расплачивались иностранной валютой, которая шла к ним от внешних доноров. Сейчас их нет – нет и наличности в валюте.

4. Глубочайший политический кризис в соседнем Ливане. Последние события в Бейруте – полный паралич банковской системы, отставка правительства, массовые и непрекращающиеся протесты – перекрывают Сирии один из единственных выходов во внешний мир через ливанские банки-посредники, которые исторически были связаны с сирийскими финансовыми институтами.

5. Распространение турецкой лиры на северных территориях, что активно продвигается самими сирийцами в Африне, Алеппо, Аль-Бабе и северо-востоке страны.

Обесценивание сирийской лиры привело к резкому сокращению зарплат военнослужащих и полицейских, которые сейчас являются опорой стабильности государства, а также обычных людей.

С октября 2019 года произошёл рост цен на потребительские товары на 20-30%, что ударило по населению, спровоцировав даже несколько акций протеста в крупных городах.

В ноябре прошлого года правительство повысило пенсии и зарплаты на $ 27, дабы снизить накал в обществе, а сейчас вот решили заняться этим вплотную.

Кроме выдачи двух скандальных и жёстких указов, Центральный Банк Сирии все-таки отпустил курс ближе к рыночному – с 514 лир за доллар до 700 лир, что вполне логично.

Сирийские бизнес структуры, точнее, то, что от них осталось, решили срочно создать “Чрезвычайный фонд стабилизации сирийской лиры”. Как он будет работать и вообще, будет ли работать – не ясно.

Не уверен, что всех этих усилий будет достаточно, чтобы урегулировать кризис в Сирии избежать очередной волны протестов. Дамаску понадобится всё-таки ещё больше отпустить курс, дабы, наконец, разблокировать себе возможность взаимодействовать с иностранными банками.

Кроме того, Сирии необходимо заручиться внешней поддержкой путём вливания нескольких миллиардов долларов в экономику. На сегодняшний день единственные подходящие доноры – это Оман, Китай, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн Кувейт. Ну, или придётся придумать, как нормализовать отношения с Саудовской Аравией, Египтом, Бахрейном и Катаром.

Ситуацию усугубляет положение дел с сирийскими банками: на данный момент официальный курс составляет 514 сирийских лир за 1 доллар, что в два раза ниже рыночной цены. Это одна из основных причин, по которой сирийская банковская система, находящаяся под прессингом эмбарго и санкций, до сих пор не работает даже, например, с соседними Ираком и Иорданией – заинтересованные стороны просто не могут договориться, по какому курсу и каким образом осуществлять взаиморасчёты.

Поэтому все банковские переводы из Сирии осуществляются через банки-посредники в Ливане, Турции и странах Европы, берущие свои комиссионные за не совсем чистые – с точки зрения сирийского законодательства – услуги.

Более того, из-за обесценивания сирийской лиры резко просели зарплаты госслужащих и военных. Например, майор Сирийской Арабской Армии в начале 2018 года, получал на руки 80 тысяч сирийских лир – и это при курсе в 600 лир за доллар в тот момент. У людей банально денег хватало едва-едва на то, чтобы себя прокормить.

Поэтому никого не должен удивлять тот факт, что каждый сириец пытается заработать хоть на чем-то – будь то торговля оливками и финиками, слив ведомственной солярки и бензина, покупки для “хабиров” сувениров по более высоким ценам.

Если вы окажетесь в Дамаске, вам уже не так легко поменяют валюту в любом отеле или на рынке – до этого обмена не боялись, потому что жить как-то надо, но сейчас всё изменилось.

Кровавая война диктует свои правила.

Şərh əlavə et